hopesilver (hopesilver) wrote,
hopesilver
hopesilver

Categories:

Дедушка дядя Витя

Моя статья в газету "Санкт-Петерургские ведомости" за 2009 год. Архив газеты накрылся, статья чудом уцелела где-то в файлах и собирается быть опубликованной в очередных маминых мемуарах. Я же ее сохраню здесь, заодно и почитает тот, кому станет интересно:)))


У моей мамы всегда было две любви — её творчество и её дети. На первом месте — творчество. И, наверное, я бы не очень обрадовалась, если бы стояла впереди её творчества. Ведь я понимаю — это её образ жизни. И вышло так, что с самого раннего детства воспитывала меня, в основном, бабушка — мама была занята творческими поисками. Я просто обожаю мою бабушку и даже, пообещав в детстве по этой причине назвать дочку в её честь, обещание своё честно выполнила.

Моя бабушка — уникальный человек, она всегда была для меня эталоном ума, чести. совести. Она сама ум, честь и совесть нашей эпохи. Такое было, видно, серьёзное воспитание.

В их семье было девять детей. Годы были трудные. Первый ребенок появился на свет в 1907, девятый — в 1920. Бабушка была восьмой. Жили очень тесно и бедно, по принципу «кто первый встал, того и тапки». На одной из школьных фотографий она запечатлена босиком. Из девяти детей в её семье выжили пятеро — четыре сестры и брат Витя, старше её на четыре года.
Всё моё детство я слышала об этом брате, который рано, в 1958 году, умер, разные удивительные истории. Как они вместе детьми заплывали на лодке и чуть не попали под колесо парохода, идущего по Оби. Как он, очень талантливый ребенок, уже в девять лет был тапёром в немом кино — играл за кадром на фортепьяно. В нашей семье даже сохранилась старая афиша с надписью: «Играет мальчик Витя Литвинов». Потом он уехал в Ленинград, поступил в Консерваторию. У него был такой феноменальный музыкальный дар, что он мог, придя с концерта в Филармонии, сесть и сыграть его практически «от» и «до» по памяти. Когда бабушка рассказывала мне всё это, я всегда, еще сама будучи ребенком, переживала, что он умер, не оставив после себя детей, ведь они, по моему детскому мнению, должны были бы быть очень талантливыми.



Разве могло мне прийти в голову, что я — его прямой потомок? Родная внучка. Этот «скелет» выпал из шкафа в 1998 году совершенно случайно. После того, как об этом доложили мне, я не могла не «расколоть» бабушку, хотя, признаюсь, было трудно. Кстати, я тоже слышу музыку по нотам. Могу назвать каждую и подобрать каждую на слух.
Вот они, гены-то.

В общем, выяснилось, что настоящими мамиными родителями были Виктор и его жена, которой не стало через двадцать дней после родов.



Маленькую девочку удочерила сестра отца и увезла из Ленинграда в Алма-Ату. Когда маме было лет семь, ее «дядя» приехал в Алма-Ату (он был тогда уже очень серьёзно болен, и сестра вызвала его в надежде показать хорошим специалистам в Алма-Ате. Но было поздно.) Вскоре он скончался от рака. Похоронили его на центральном кладбище по улице «Ташкентская аллея», застолбив в оградке место еще для трех могилок. А жизнь так сложилась, что в 1960-ом году бабушка с мамой уехали из Алма-Аты навсегда.



Идея поехать туда и найти могилку дедушки пришла мне в голову летом, спустя девять лет после того, как в Петербурге на старинном кладбище я отыскала могилу его жены Эммы и матери моей мамы, но прийти на погост в своем городе, зная расположение участка, и отправиться в чужую уже страну с фотографией могилы и сомнительной схемой, нарисованной от руки 90-летней бабушкой, которая не была там больше сорока лет, далеко не одно и то же. И даже её слова: «Куда ты поедешь, сумасшедшая?» — вразумляющего действия не возымели. Я чувствовала, что, несмотря на тревогу, бабушке было бы очень радостно от того, что я найду могилу и она будет знать, что с ней все в порядке. Во мне не пропал дух авантюризма, и я знала: кто ищет, тот всегда найдёт.

По дороге в Алма-Ату я познакомилась с Ириной Викторовной — полной тёзкой моей мамы, и подумала, что это хороший знак. Моя спутница согласилась сходить со мной на кладбище. Мне стало морально легче, и я позвонила бабушке, и ей стало легче — она ужасно переживала, ведь это опасно — одной бродить по кладбищу. Её страх передался и мне.
Поезд пришел в шесть утра. На всякий случай у входа на кладбище купила цветы. Но через два часа поняла, что они могут мне не понадобиться. одурев от бесплодных поисков, я уже начала разговаривать с могилками, читая имена: мол, Петр Павлович, вы ж, наверно, всех здесь знаете, дайте знак, куда идти. И клала на его могилу цветочек.

Идём мы с Ириной назад. У входа в домике с надписью «администрация» сидел приятной наружности мужчина. Директор. Я к нему. Так, мол, и так. Двое суток ехала — неужели уеду без результата? Он внимательно изучил бабушкину схему. В ней было ещё два ориентира: рядом с могилой начинаются казахские могилы. И рядом похоронены ещё священник с женой.
«Снести могилу ни в коем случае не могли. И оградку не имели права трогать, пусть даже она рассчитана на большое количество мест», — успокоил нас кладбищенский начальник, — «Знаете что, на святых к святым хоронят. У нас не так давно похоронили двоих. Но это гораздо дальше, чем по этой схеме». Он усадил нас в свой джип. «Но давайте на всякий случай пройдемся», — предложил он.
Происходило что-то удивительное.

Забегая вперёд, скажу, что, если бы я приехала на год раньше, не нашла бы вообще могилу. Потому что, не умри в декабре 2006 года в Алма-Ате один священник, похороненный рядом с теми, кого ещё раньше хоронили вблизи этой пары, которую помнила бабушка Нина, то двое суток в поезде с прохождением таможни — всё было бы впустую.
Нашли мы могилу со второй попытки. Сначала директор завёз нас к другому почившему священнику. Потом развернулся и поехал дальше.
Я ещё с тыла памятника, расположенного рядом с могилой этого батюшки почувствовала что-то... Увидев заветное имя — концертмейстер Литвинов Виктор Васильевич — и мраморную лиру на камне, радовалась, как ребенок. От нахлынувших эмоций поцеловала директора в щеку, Оказалось, зовут его Николай (Николай Николаевич) Василенко, как моего отца. Так получилось, что на могиле дедушки я была не одна, а с тёзками моих родителей. Символично.



На следующий день с утра я снова пошла на могилу, купив букет цветов. Мысленно пообещала дедушке Вите передать привет его жене Эмме в Петербурге.
Бабушка Нина была в восторге, узнав, как всё произошло, хотя и тревожилась страшно, Зато теперь она часто рассматривает сделанные мной фотографии и удивляется: «Как всё прекрасно сохранилось, даже скамеечка, даже клеенка на столе».

И ещё, с мыслью о том, что приеду сюда снова, я сняла с волос красную резиночку и надела на столбик оградки, «Я смотрю на фото на твою резиночку и радуюсь. Как будто что-то живое», — говорит мне бабушка Нина по телефону из Томска.
И я просто счастлива это слышать.



***


Моя мама в возрасте лет шести на руках у своего, как она думала тогда, дяди Вити. Слева - его новая жена Маша.


Еще одна статья, раскрывающая семейную историю более детально - с бОльшим количеством фото по ссылке.
Tags: #дедушка, #история, #кладбище, #могила, #поиск, #семейное, #семья, #статья, #фото
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments